ПАМЯТИ АРАМА ТАТУЛЯНА

В 2015 го­ду ис­пол­няет­ся 100 лет со дня рож­де­ния та­лант­ли­во­го пиа­ниста, по­ко­рив­ше­го своей яр­кой иг­рой ме­ло­ма­нов Ере­ва­на в кон­це 30-х го­дов прош­ло­го ве­ка. Этим му­зы­кан­том, тог­да впер­вые прие­хав­шим на исто­ри­чес­кую ро­ди­ну, был сти­пен­диат Ар­ме­нии, сту­дент IV кур­са Мос­ковс­кой кон­сер­ва­то­рии, лау­реат толь­ко что про­шед­ше­го Пер­во­го Все­союз­но­го кон­кур­са пиа­нистов Арам Геор­гие­вич Та­ту­лян. По­том он еще триж­ды по­се­тит Ар­ме­нию - в 1940, 1941 и 1943 го­дах.

А.Та­ту­лян ро­дил­ся 13 де­каб­ря 1915 г. в жи­во­пис­ном Пя­ти­горс­ке. Мно­го­дет­ная семья, ра­но ли­шив­шая­ся кор­миль­ца, ис­пы­ты­ва­ла боль­шие ма­те­риаль­ные труд­ности. Шла вой­на, вре­мя бы­ло тя­же­лое. В стра­не ца­ри­ли раз­ру­ха и го­лод. Неиз­вест­но, как бы сло­жи­лась судь­ба ода­рен­но­го маль­чи­ка, са­мостоя­тель­но выу­чив­ше­го­ся иг­ре на фор­те­пиа­но, ес­ли бы не слу­чай­ная встре­ча с Ев­ге­нией Фа­биа­нов­ной Гне­си­ной-Са­ви­ной, от­ды­хав­шей в од­ном из са­на­то­риев Кис­ло­водс­ка. Она разг­ля­де­ла в нем бу­ду­щую не­за­уряд­ную ар­тисти­чес­кую лич­ность и пред­ло­жи­ла семье отп­ра­вить Ара­ма учить­ся му­зы­ке в Моск­ву. Этот счаст­ли­вый слу­чай оп­ре­де­лил всю его даль­ней­шую жизнь.

В один­над­цать лет Арам Та­ту­лян ока­зал­ся в детс­кой му­зы­каль­ной шко­ле, а по­том и в му­зы­каль­ном тех­ни­ку­ме Гне­си­ных в клас­се са­мой Ев­ге­нии Фа­биа­нов­ны. Еле­на Фа­биа­нов­на (ди­рек­тор му­зы­каль­ной шко­лы) и Ев­ге­ния Фа­биа­нов­на Гне­си­ны сыг­ра­ли судь­бо­нос­ную роль в жиз­ни Ара­ма, вы­растив из не­го серьез­но­го му­зы­кан­та, по­мо­гая и под­дер­жи­вая его в са­мые труд­ные пе­рио­ды.

От­ны­не вся жизнь Ара­ма Та­ту­ля­на бы­ла свя­за­на с учеб­ны­ми за­ве­де­ния­ми Гне­си­ных. Здесь он жил, учил­ся, ра­бо­тал. Чувст­во люб­ви и приз­на­тель­ности Та­ту­ля­на к Еле­не Фа­биа­нов­не бы­ло столь ве­ли­ко, что свою единст­вен­ную дочь он наз­вал ее име­нем.

Чувст­вуя от­ветст­вен­ность за судь­бу маль­чи­ка, Ев­ге­ния Фа­биа­нов­на по­се­ли­ла Ара­ма в до­ме зна­ко­мо­го вра­ча. Суп­ру­ги Брон­не­ры бы­ли вы­со­кооб­ра­зо­ван­ны­ми, ин­тел­ли­гент­ны­ми людь­ми, лю­бя­щи­ми му­зы­ку, ли­те­ра­ту­ру, поэ­зию. Вольф Мои­сее­вич - из­вест­ный врач-ве­не­ро­лог, учив­ший­ся в Бер­ли­не и Па­ри­же, не знал нот­ной гра­мо­ты, но иг­рал на роя­ле, а так­же пи­сал сти­хи. Его же­на Еле­на Бо­ри­сов­на за­ве­до­ва­ла са­на­то­рием в Кис­ло­водс­ке. В простор­ной квар­ти­ре на Ар­ба­те Ара­му от­ве­ли от­дель­ную ком­на­ту, в ко­то­рой стоя­ло пиа­ни­но, куп­лен­ное для не­го хо­зяи­ном до­ма.

Вос­пи­та­ние, по­лу­чен­ное маль­чи­ком в семье Брон­не­ров, не про­па­ло да­ром. Впос­ледст­вии кол­ле­ги от­ме­ча­ли не толь­ко под­лин­ный про­фес­сио­на­лизм, но и эру­ди­цию и вы­со­кие нравст­вен­ные и эти­чес­кие прин­ци­пы Ара­ма Геор­гие­ви­ча, ко­то­рые, на­до ду­мать, и прив­ле­ка­ли к не­му лю­дей, став в даль­ней­шем ос­но­вой дол­гих дру­жес­ких от­но­ше­ний с та­ки­ми вы­даю­щи­ми­ся лич­ностя­ми, как Эмиль Ги­лельс, Тео­дор Гут­ман, Яков Зак.

В шко­ле для осо­бо ода­рен­ных де­тей, где учил­ся Арам, ца­ри­ла по-до­маш­не­му уют­ная, теп­лая обста­нов­ка. Семья маль­чи­ка не име­ла воз­мож­ности ма­те­риаль­но под­дер­жи­вать его, и по по­чи­ну Еле­ны Фа­биа­нов­ны еже­год­но уст­раи­ва­лась ло­те­рея, сбор от ко­то­рой шел на его со­дер­жа­ние и обу­че­ние.

Жи­вя вда­ли от близ­ких, от род­но­го оча­га, Арам все­це­ло по­свя­тил се­бя му­зы­ке. Об­ла­дая прек­рас­ным слу­хом и от­лич­ной па­мятью, он с лег­костью зау­чи­вал слож­ней­шие му­зы­каль­ные произ­ве­де­ния из фор­те­пиан­но­го ре­пер­туа­ра. В го­ды уче­бы он настоль­ко яр­ко проя­вил се­бя, что уже в пят­над­ца­ти­лет­нем воз­расте стал высту­пать в кон­цер­тах как со­лист, ан­самб­лист и ак­ком­па­ниа­тор.

Блестя­ще окон­чив му­зы­каль­ный тех­ни­кум (так тог­да на­зы­ва­лось бу­ду­щее учи­ли­ще име­ни Гне­си­ных), в 1934 го­ду Та­ту­лян посту­пил в Мос­ковс­кую кон­сер­ва­то­рию в класс про­фес­со­ра А.Б.Голь­ден­вей­зе­ра, но свя­зи его с се­мейст­вом Гне­си­ных про­дол­жа­лись еще мно­го лет.

С поступ­ле­нием в Кон­сер­ва­то­рию в жиз­ни Ара­ма на­чи­нает­ся но­вая по­ра, пол­ная ин­те­рес­ных со­бы­тий и об­ре­те­ний, вол­ную­щих, а по­рой и дра­ма­тич­ных пе­ре­жи­ва­ний. В это вре­мя он зна­ко­мит­ся с та­лант­ли­вы­ми предста­ви­те­ля­ми ар­мянс­кой куль­ту­ры на встре­чах в До­ме куль­ту­ры Со­ветс­кой Ар­ме­нии, ко­то­рый рас­по­ла­гал­ся в зна­ме­ни­том быв­шем особ­ня­ке Ла­за­ре­вых в Ар­мян­ском пе­реул­ке. Твор­чес­кая ат­мос­фе­ра, ца­рив­шая в До­ме куль­ту­ры, рас­ши­ри­ла му­зы­каль­ный кру­го­зор Та­ту­ля­на, а глав­ное - приоб­щи­ла его к род­ной на­цио­наль­ной куль­ту­ре. Неизг­ла­ди­мое впе­чат­ле­ние произ­ве­ло на Та­ту­ля­на ис­кусст­во квар­те­та им. Ко­ми­та­са. Имен­но в До­ме куль­ту­ры он впер­вые ус­лы­шал му­зы­ку Ко­ми­та­са, а так­же Спи­ри­до­на Ме­ли­кя­на, Ара­ма Ха­ча­ту­ря­на и дру­гих ар­мянс­ких ком­по­зи­то­ров. За­вя­зав­шие­ся здесь дру­жес­кие от­но­ше­ния с Ара­мом Ильи­чом про­дол­жа­лись и в пос­ле­дую­щие го­ды.

Та­ту­лян при­ни­мал ак­тив­ное участие в кон­цер­тах с соль­ны­ми прог­рам­ма­ми и как кон­церт­мейстер ак­ком­па­ни­ро­вал скри­па­чу Аве­ту Габ­рие­ля­ну, вио­лон­че­листу Ле­во­ну Гри­го­ря­ну, пе­ви­це Арак­сии Ана­нян и дру­гим. Зна­чи­тель­но рас­ши­ри­ли ис­пол­ни­тельс­кий ре­пер­туар и обо­га­ти­ли ар­тисти­чес­кий опыт мо­ло­до­го пиа­ниста выступ­ле­ния в Мос­ковс­кой фи­лар­мо­нии и на Все­союз­ном ра­дио, где он ра­бо­тал с 1937 го­да как со­лист, ус­пеш­но сов­ме­щая эту ра­бо­ту с за­ня­тия­ми в кон­сер­ва­то­рии.

Твор­чес­кие свя­зи с До­мом куль­ту­ры Ар­ме­нии про­дол­жа­лись и в пос­ле­воен­ные го­ды, ког­да там поя­ви­лась но­вая плея­да та­лант­ли­вых ис­пол­ни­те­лей и ком­по­зи­то­ров, чьи име­на зна­ко­мы се­год­ня каж­до­му. Это Алек­сандр Ару­тю­нян, Ар­но Ба­бад­жа­нян, Эд­вард Мир­зоян, Ла­зарь Сарьян, Адам Ху­доян и дру­гие.

Не­за­бы­вае­мым со­бы­тием и важ­ной жиз­нен­ной ве­хой ста­ло для Та­ту­ля­на участие в Пер­вом Все­союз­ном кон­кур­се скри­па­чей, вио­лон­че­листов и пиа­нистов в 1938 го­ду.

Му­зы­каль­ные кон­кур­сы, исто­рия ко­то­рых бе­рет на­ча­ло в 30-е го­ды XX ве­ка, бы­ли круп­ней­ши­ми со­бы­тия­ми куль­тур­ной жиз­ни со­ветс­кой стра­ны. Лау­реа­ты этих масш­таб­ных твор­чес­ких смот­ров ста­ли в даль­ней­шем вы­даю­щи­ми­ся пиа­ниста­ми, за­ни­мав­ши­ми ве­ду­щее место в со­ветс­ком ис­пол­ни­тельс­ком и пе­да­го­ги­чес­ком ис­кусст­ве. Доста­точ­но наз­вать име­на по­бе­ди­те­лей кон­кур­са - Эми­ля Ги­лель­са (1933 г., I пре­мия), Яко­ва Флие­ра (1935 г., I пре­мия), а так­же лау­реа­тов II и III пре­мий Пав­ла Се­реб­ря­ко­ва, Алек­санд­ра Ио­хе­ле­са, Ма­рии Грин­берг, Ве­ры Ра­зу­мовс­кой, Тео­до­ра Гут­ма­на, что­бы предста­вить се­бе про­фес­сио­наль­ный уро­вень этих со­рев­но­ва­ний.

На двух кон­кур­сах му­зы­кан­тов-ис­пол­ни­те­лей в 1933 и 1935 гг. лау­реатс­кие зва­ния бы­ли при­суж­де­ны и на­шим соо­те­чест­вен­ни­кам - квар­те­ту име­ни Ко­ми­та­са (I пре­мия), скри­па­чу Аве­ту Габ­рие­ля­ну (II пре­мия), фа­го­тисту Анд­ра­ни­ку Га­лустя­ну (III пре­мия), клар­не­тисту За­ве­ну Вар­да­ня­ну (III пре­мия). А в 1938 г., на Пер­вом Все­союз­ном кон­кур­се пиа­нистов, по­ми­мо лау­реа­тов, пре­мией за луч­шее ис­пол­не­ние произ­ве­де­ний со­ветс­ких ком­по­зи­то­ров бы­ла от­ме­че­на Ни­на Му­си­нян.

Про­фес­сио­наль­ная план­ка пер­во­го от­дель­но­го состя­за­ния пиа­нистов, в ко­то­ром при­нял участие сту­дент IV кур­са Мос­ковс­кой кон­сер­ва­то­рии А.Та­ту­лян, бы­ла не­сом­нен­но вы­со­ка. В жю­ри кон­кур­са кро­ме зна­ме­ни­той пиа­нисти­чес­кой про­фес­су­ры вош­ли предста­ви­те­ли Все­союз­но­го ко­ми­те­та по де­лам ис­кусств, вид­ные ком­по­зи­то­ры Сер­гей Про­кофьев, Ни­ко­лай Мяс­ковс­кий, Арам Ха­ча­ту­рян, Дмит­рий Ка­ба­левс­кий, ди­ри­же­ры Алек­сандр Гаук, Ни­ко­лай Го­ло­ва­нов, пиа­нисты Па­вел Се­реб­ря­ков, Яков Зак. Пред­се­да­тельст­во­вал в жю­ри про­фес­сор Алек­сандр Бо­ри­со­вич Голь­ден­вей­зер.

Блестя­ще отыг­рав пер­вый от­бо­роч­ный тур, Та­ту­лян, как сооб­щал жур­нал “Со­ветс­кая му­зы­ка”, обстоя­тель­но ос­ве­щав­ший ра­бо­ту кон­кур­са, стал од­ним из кан­ди­да­тов на пер­вое место. Од­на­ко нео­жи­дан­но он был отст­ра­нен от участия во вто­ром ту­ре - как выяс­ни­лось, из-за то­го, что В.М.Брон­нер, в семье ко­то­ро­го жил Арам, был в 1937 г. аресто­ван и умер в тюрь­ме. За­ме­тим, что кро­ме Та­ту­ля­на по раз­ным при­чи­нам с кон­кур­са сня­ли еще не­сколь­ко участ­ни­ков. Позд­нее бы­ла под­верг­ну­та рез­кой кри­ти­ке по­зи­ция Ко­ми­те­та по де­лам ис­кусств, ко­то­рый “от­вел от участия в кон­кур­се ряд мо­ло­дых му­зы­кан­тов без вся­ких к то­му ос­но­ва­ний, толь­ко в свя­зи с тем, что не­ко­то­рые из этих му­зы­кан­тов име­ли ког­да-то где-то даль­них родст­вен­ни­ков, не впол­не вы­дер­жан­ных в по­ли­ти­чес­ком от­но­ше­нии, и за гре­хи этих очень от­да­лен­ных родст­вен­ни­ков, из ко­то­рых мно­гие умер­ли мно­го де­сят­ков лет то­му на­зад, тов. Кер­жен­цев скло­нен был взыс­кать с этих та­лант­ли­вых лю­дей и на этом ос­но­ва­нии не до­пустить их к участию в кон­кур­се”. Как по­ды­то­жил жур­нал “Со­ветс­кая му­зы­ка”, “го­ре-ор­га­ни­за­то­ры кон­кур­са пы­та­лись не до­пустить та­лант­ли­вей­ших пиа­нистов (в том чис­ле лау­реа­та кон­кур­са А.Та­ту­ля­на) из-за фаль­ши­вой бди­тель­ности и трус­ли­вой пе­рест­ра­хов­ки”...

Од­на­ко ник­то из про­фес­со­ров не риск­нул вме­шать­ся, и кон­сер­ва­то­рия не предп­ри­ня­ла ни­че­го, что­бы по­мочь свое­му сту­ден­ту. И толь­ко Еле­на Фа­биа­нов­на Гне­си­на сме­ло высту­пи­ла в за­щи­ту свое­го вос­пи­тан­ни­ка. Она на­пи­са­ла пись­мо и лич­но от­вез­ла его в Кремль, зво­ни­ла в вы­со­кие инстан­ции и до­би­лась для Та­ту­ля­на раз­ре­ше­ния на даль­ней­шее участие в кон­кур­се.

Од­на­ко вре­мя бы­ло упу­ще­но: стрес­со­вая си­туа­ция, пот­ря­се­ние от пе­ре­жи­то­го бы­ли настоль­ко силь­ны, что Та­ту­лян не смог долж­ным об­ра­зом под­го­то­вить­ся. В по­доб­ной пси­хо­ло­ги­чес­кой обста­нов­ке выстоять мог, на­вер­но, толь­ко по-настоя­ще­му та­лант­ли­вый му­зы­кант. Соб­рав всю свою во­лю, Арам су­мел высту­пить достой­но и во­шел в трой­ку при­зе­ров кон­кур­са. А вот дру­гой та­лант­ли­вый пиа­нист Ки­рилл Ви­ног­ра­дов, сту­дент про­фес­со­ра Ней­гау­за, то­же не до­пу­щен­ный на вто­рой тур, в ре­зуль­та­те ука­зан­ных “пе­рест­ра­хо­вок” так боль­ше и не высту­пил.

Ре­зуль­та­ты кон­кур­са бы­ли та­ко­вы: I пре­мия - И.Мих­новс­кий, две II пре­мии - А.Кап­лан и В.Виль­сен, две III пре­мии - А.Та­ту­лян и А.Ге­ро­ни­мус.

Хо­тя, как от­ме­ча­ла прес­са, иг­ру Та­ту­ля­на нель­зя бы­ло наз­вать вир­туоз­ной, она бы­ла приз­на­на твор­чес­ки яр­кой и глу­бо­кой. Вот как оце­нил ис­пол­не­ние двад­ца­тид­вух­лет­не­го пиа­ниста вы­даю­щий­ся предста­ви­тель со­ветс­кой пиа­нисти­чес­кой шко­лы, член жю­ри кон­кур­са Ген­рих Густа­во­вич Ней­гауз: “Соч­ный, пол­ный звук, боль­шая сво­бо­да в об­ра­ще­нии с роя­лем, ши­ро­кая фра­за, теп­ло­та ду­ши, естест­вен­ная, хо­тя еще не­бе­зуп­реч­ная тех­ни­ка - вот ос­нов­ные свойст­ва Та­ту­ля­на. При­ро­да да­ла ему мно­го, на­до, что­бы он не оста­вал­ся пе­ред ней в дол­гу. Яр­кое да­ро­ва­ние его по­ру­кой то­му, что Та­ту­лян, неп­ре­рыв­но со­вер­шенст­вуясь, не до­вольст­вуясь сде­лан­ным, прев­ра­тит­ся в боль­шо­го взыс­ка­тель­но­го ху­дож­ни­ка фор­те­пиа­но”.

Про­фес­сор А.Голь­ден­вей­зер так оха­рак­те­ри­зо­вал свое­го вос­пи­тан­ни­ка: “Э­то пре­вос­ход­ный пиа­нист, один из са­мых да­ро­ви­тых мо­ло­дых со­ветс­ких пиа­нистов”. Не ме­нее впе­чат­ляю­щей бы­ла и оцен­ка Констан­ти­на Ни­ко­лае­ви­ча. Игум­но­ва: “А­рам Та­ту­лян - очень та­лант­ли­вый пиа­нист и му­зы­кант с от­лич­ны­ми дан­ны­ми, га­ран­ти­рую­щи­ми ему даль­ней­шее раз­ви­тие его ис­пол­ни­тельс­ко­го да­ро­ва­ния”. Та­кая вы­со­кая оцен­ка из уст вы­даю­щих­ся ис­пол­ни­те­лей и тре­бо­ва­тель­ных пе­да­го­гов яв­ляет­ся подт­верж­де­нием не­зау­ряд­ных спо­соб­ностей и мастерст­ва Ара­ма Та­ту­ля­на.

Пос­ле по­бе­ды в кон­кур­се пиа­нистов Арам Та­ту­лян, ед­ва оп­ра­вив­шись от пе­ре­жи­тых вол­не­ний, прие­хал в Ар­ме­нию, где высту­пил в Ма­лом за­ле Ар­мянс­кой фи­лар­мо­нии с боль­шой кон­церт­ной прог­рам­мой, в ко­то­рую вош­ли произ­ве­де­ния Ба­ха, Мо­цар­та, Шо­пе­на, Бет­хо­ве­на, Листа, Чай­ковс­ко­го, Рах­ма­ни­но­ва, Скря­би­на, Мет­не­ра, Ля­пу­но­ва, а из ар­мянс­ких ком­по­зи­то­ров - Ха­ча­ту­ря­на. Иг­ра мо­ло­до­го ис­пол­ни­те­ля удостои­лась го­ря­чей пох­ва­лы рек­то­ра Ере­ванс­кой кон­сер­ва­то­рии - взыс­ка­тель­ней­ше­го Кон­стан­ти­на Со­ло­мо­но­ви­ча Са­рад­же­ва, от­ме­тив­ше­го “выс­шее тех­ни­чес­кое мастерст­во, кра­со­ту и пе­ву­честь то­на”.

В 1939 г., с от­ли­чием окон­чив Мос­ковс­кую кон­сер­ва­то­рию, А.Та­ту­лян посту­пает в ас­пи­ран­ту­ру в класс про­фес­со­ра Голь­ден­вей­зе­ра.

Боль­шой честью для пиа­ниста и приз­на­нием его да­ро­ва­ния ста­но­вит­ся приг­ла­ше­ние его к участию в Де­ка­де ар­мянс­ко­го ис­кусст­ва в Моск­ве. Кон­цер­ты Де­ка­ды бы­ли под­лин­ным тор­жест­вом ар­мянс­кой на­цио­наль­ной куль­ту­ры. Осо­бый ус­пех при­шел к Та­ту­ля­ну пос­ле ис­пол­не­ния Ток­ка­ты А.Ха­ча­ту­ря­на в при­сутст­вии Ста­ли­на. За участие в Де­ка­де Та­ту­лян был наг­раж­ден ме­далью “За тру­до­вое от­ли­чие”.

Сло­вом, судь­ба бы­ла доб­ра к мо­ло­до­му ис­пол­ни­те­лю. Посте­пен­но стал бла­гоуст­раи­вать­ся его быт. При со­дейст­вии А.Ха­ча­ту­ря­на Та­ту­лян об­за­вел­ся собст­вен­ным жильем. В этот пе­риод Арам же­нил­ся и у них с Лией Ро­мен, то­же пиа­нист­кой, ро­ди­лась дочь.

К со­жа­ле­нию, эти ра­дост­ные со­бы­тия бы­ли ом­ра­че­ны смертью в 1940 г. пер­вой учи­тель­ни­цы Ара­ма Ев­ге­нии Фа­биа­нов­ны Гне­си­ной. А вско­ре раз­ра­зи­лась Ве­ли­кая Оте­чест­вен­ная. Вой­на на­дол­го заста­ви­ла за­быть о блестя­щей кон­церт­ной дея­тель­ности. По­жар Вто­рой ми­ро­вой по­лы­хал по все­му ми­ру, и уже не при­хо­ди­лось меч­тать о круп­ных куль­тур­ных состя­за­ниях и меж­ду­на­род­ных кон­кур­сах. Пос­ле эва­куа­ции Мос­ковс­кой кон­сер­ва­то­рии Та­ту­лян вместе с дру­ги­ми остав­ши­ми­ся в Моск­ве му­зы­кан­та­ми высту­пал пе­ред сол­да­та­ми и офи­це­ра­ми, ухо­дя­щи­ми на фронт, и участ­во­вал в обо­ро­не го­ро­да. С 1944 г., бу­ду­чи со­листом Все­союз­но­го кон­церт­но­го объе­ди­не­ния и Мос­ковс­кой фи­лар­мо­нии, кон­цер­ти­ро­вал по го­ро­дам Си­би­ри и Ура­ла.

Не за­бы­вал А.Та­ту­лян и Ар­ме­нию. На­ка­ну­не вой­ны, в мае 1941 г., он высту­пил в на­шей Фи­лар­мо­нии. Сле­дую­щий его приезд состоял­ся в ию­ле 1943 г.: кон­цер­ты в за­ле Фи­лар­мо­нии и в Лет­нем теат­ре с сим­фо­ни­чес­ким ор­кест­ром под уп­рав­ле­нием К.Са­рад­же­ва бы­ли востор­жен­но при­ня­ты пуб­ли­кой и от­ме­че­ны прес­сой.

К со­жа­ле­нию, в Ар­ме­нии нет за­пи­сей ис­пол­няе­мых Та­ту­ля­ном произ­ве­де­ний, поэ­то­му се­год­ня мы мо­жем соста­вить представ­ле­ние о его иг­ре и ма­не­ре, лишь до­ве­ряясь от­зы­вам сов­ре­мен­ной ему пе­рио­ди­ки, а так­же оцен­кам предста­ви­те­лей со­ветс­кой пиа­нисти­чес­кой шко­лы. Из их выс­ка­зы­ва­ний и га­зет­ных ре­цен­зий мож­но зак­лю­чить, что Та­ту­лян был при­вер­жен­цем ро­ман­ти­чес­ко­го сти­ля, тем­пе­ра­мент­ным, эмо­цио­наль­ным пиа­нистом. Слу­ша­те­лей за­во­ра­жи­ва­ла теп­ло­та и обая­ние соз­да­вае­мых им му­зы­каль­ных об­ра­зов. В об­шир­ном ре­пер­туа­ре Та­ту­ля­на бы­ли произ­ве­де­ния Ба­ха, Мо­цар­та, Бет­хо­ве­на, ро­ман­ти­ков - Шо­пе­на, Шу­ма­на, Листа, русс­ких ком­по­зи­то­ров - Чай­ковс­ко­го, Рах­ма­ни­но­ва, Скря­би­на, Про­кофье­ва, Ля­пу­но­ва, Ба­ла­ки­ре­ва, а из ар­мянс­ких - Ара­ма Ха­ча­ту­ря­на.

Кон­церт­ные выступ­ле­ния А.Та­ту­лян ус­пеш­но сов­ме­щал с пре­по­да­ва­нием. Ис­пол­ни­тельс­кая дея­тель­ность, на­ча­тая еще во вре­мя уче­бы в кон­сер­ва­то­рии, в пос­ле­воен­ные го­ды раз­ви­ва­лась не­ров­но: она то ожив­ля­лась (он иг­рал с вио­лон­че­листом зна­ме­ни­то­го квар­те­та им.Бо­ро­ди­на В.Бер­линс­ким, вио­лон­че­листом про­фес­со­ром А.Сто­горс­ким и др.), то ос­ла­бе­ва­ла. Од­ной из при­чин это­го бы­ли проб­ле­мы, свя­зан­ные со здо­ровьем, дру­гой - ак­тив­ная пе­да­го­ги­чес­кая дея­тель­ность, на­ча­тая еще в учи­ли­ще. С 1947 по 1957 г. Та­ту­лян за­ве­до­вал фор­те­пиан­ным от­де­лом Инсти­ту­та им.Гне­си­ных. Его кол­ле­га­ми бы­ли та­кие из­вест­ные му­зы­кан­ты, как Г.Ней­гауз, М.Юди­на, А.Ио­хе­лес, Т.Гут­ман. Из соо­те­чест­вен­ни­ков с ним ра­бо­та­ли Арам Ха­ча­ту­рян, За­ра До­лу­ха­но­ва, Ма­рия Гам­ба­рян и мно­гие дру­гие.

Арам Та­ту­лян был че­ло­ве­ком ин­тел­ли­гент­ным, скром­ным, ли­шен­ным ам­би­ций. Застен­чи­вый, нем­но­го замк­ну­тый, но от­зыв­чи­вый, он, по сло­вам его кол­ле­ги И.Нау­мо­вой, был всег­да доб­ро­же­ла­те­лен и го­тов де­лить­ся свои­ми об­шир­ны­ми зна­ния­ми с кол­ле­га­ми и сту­ден­та­ми. Уже с пер­вых лет пре­по­да­ва­тельс­кой ра­бо­ты о нем ста­ли го­во­рить как о прек­рас­ном пе­да­го­ге. За три де­ся­ти­ле­тия он вос­пи­тал ко­гор­ту вы­со­коп­ро­фес­сио­наль­ных пиа­нистов, ко­то­рые ус­пеш­но ра­бо­та­ли в му­зы­каль­ных учеб­ных за­ве­де­ниях и кон­церт­ных ор­га­ни­за­циях.

Осо­бое место в биог­ра­фии Та­ту­ля­на за­ни­мает его поезд­ка в 1955 г. в Ки­тай по куль­тур­но­му об­ме­ну, в соста­ве груп­пы вид­ных со­ветс­ких му­зы­кан­тов. Он про­ра­бо­тал в Цент­раль­ной кон­сер­ва­то­рии Тяньц­зи­ня два го­да. Зна­комст­во с Ки­таем да­ло воз­мож­ность Та­ту­ля­ну реа­ли­зо­вать свои пе­да­го­ги­чес­кие и ис­пол­ни­тель­ские спо­соб­ности в пол­ной ме­ре. У не­го слов­но отк­ры­лось вто­рое ды­ха­ние, здесь он ост­ро ощу­щал свою вост­ре­бо­ван­ность и от­да­вал ра­бо­те все си­лы. И ре­зуль­та­ты не заста­ви­ли се­бя ждать. Доста­точ­но ска­зать, что се­ме­ро из сту­ден­тов Та­ту­ля­на впос­лед­ствии ста­ли лау­реа­та­ми ев­ро­пейс­ких меж­ду­на­род­ных кон­кур­сов. Сле­дует осо­бо от­ме­тить та­лант­ли­во­го уче­ни­ка Ара­ма Геор­гие­ви­ча Лю Ши Ку­ня, за­вое­вав­ше­го III пре­мию на кон­кур­се им.Листа в Венг­рии и вто­рое место на Пер­вом кон­кур­се им.П.И.Чай­ковс­ко­го в Моск­ве. “Тре­бо­ва­ния Та­ту­ля­на бы­ли вы­со­ки… Имен­но он ввел ме­ня в вы­со­кие, ши­ро­кие, боль­шие во­ро­та фор­те­пиан­но­го ис­кусст­ва”, - вспо­ми­нал позд­нее став­ший зна­ме­ни­тым ки­тай­ский пиа­нист. Лю Ши Кунь мно­го гаст­ро­ли­ро­вал по го­ро­дам Сою­за, по­се­тил и Ере­ван, где высту­пил с кон­цер­том в Боль­шом за­ле Фи­лар­мо­нии.

Сту­дент­ка Та­ту­ля­на Ку Шень Ин по­лу­чи­ла I пре­мию и зо­ло­тую ме­даль на Пер­вом Меж­ду­на­род­ном фести­ва­ле мо­ло­де­жи и сту­ден­тов в Моск­ве в 1957 го­ду. Дру­гая уче­ни­ца Инь Чень-цзун бы­ла удостое­на II пре­мии в 1962 г. на Вто­ром кон­кур­се пиа­нистов им.П.И.Чай­ковс­ко­го. Ас­пи­рант­ка Ара­ма Та­ту­ля­на Чжоу Гуанг­рен, ста­ла про­фес­со­ром, ве­ду­щим пе­да­го­гом Пе­кинс­кой кон­сер­ва­то­рии, не раз бы­ла в соста­ве жю­ри престиж­ных меж­ду­на­род­ных кон­кур­сов.

Исс­ле­до­ва­тель му­зы­ки Хуан Пин, го­во­ря о вкла­де со­ветс­ких пе­да­го­гов в ста­нов­ле­ние ис­пол­ни­тельс­ко­го ис­кусст­ва Ки­тая, за­клю­чает: “Та­ту­лян вос­пи­тал пиа­нистов, бла­го­да­ря ко­то­рым фор­те­пиан­ная му­зы­ка Но­во­го Ки­тая выш­ла за пре­де­лы стра­ны, заста­ви­ла мир по-но­во­му взгля­нуть на нас. Они дейст­ви­тель­но за­вое­ва­ли сла­ву для своей стра­ны”.

Та­ту­лян про­во­дил мастер-клас­сы, на ко­то­рые со­би­ра­лись сту­ден­ты и кол­ле­ги из раз­ных го­ро­дов Под­не­бес­ной. Пре­по­да­ва­тельс­кую дея­тель­ность пиа­нист со­че­тал с ус­пеш­ной кон­церт­ной дея­тель­ностью в Тяньц­зи­не, Пе­ки­не, Шан­хае и дру­гих го­ро­дах Ки­тая.

А.Г.Та­ту­ля­ну им­по­ни­ро­ва­ли при­су­щие ки­тай­цам ог­ром­ное тру­до­лю­бие и лю­бовь к му­зы­ке, и меж­ду учи­те­лем и сту­ден­та­ми быст­ро скла­ды­ва­лись до­ве­ри­тель­ные и ува­жи­тель­ные взаи­моот­но­ше­ния. Друж­ба пе­да­го­га с его вос­пи­тан­ни­ка­ми про­дол­жа­лась дол­гие го­ды и пос­ле его возв­ра­ще­ния в Моск­ву.

Арам Геор­гие­вич Та­ту­лян об­ла­дал яр­кой твор­чес­кой ин­ди­ви­дуаль­ностью, вы­со­ким уров­нем про­фес­сио­на­лиз­ма, ду­хов­ной на­пол­нен­ностью. К со­жа­ле­нию, его кон­церт­ная дея­тель­ность, ра­но прек­ра­тив­шая­ся в си­лу жиз­нен­ных обстоя­тельств, поч­ти не из­вест­на сов­ре­мен­ни­кам. Но те, ко­му до­ве­лось хоть раз слы­шать иг­ру это­го та­лант­ли­во­го пиа­ниста, не мог­ли не за­пом­нить его са­мо­быт­ное ис­кусст­во.

А.Г.Та­ту­лян скон­чал­ся в 1974 г., не до­жив го­да до свое­го 60-ле­тия, но оста­вил не­мерк­ну­щий след в му­зы­каль­ной жиз­ни Рос­сии, Ар­ме­нии и Ки­тая.

Се­мей­ную про­фес­сию про­дол­жи­ла дочь Ара­ма Та­ту­ля­на - за­ме­ча­тель­ная пиа­нист­ка Еле­на Ара­мов­на Та­ту­лян, по­бе­ди­тель Меж­ду­на­род­но­го кон­кур­са пиа­нистов в Мюн­хе­не (1967 г., II пре­мия). А од­на из его вну­чек Анаста­сия Хит­рук ста­ла лау­реа­том Меж­ду­на­род­но­го кон­кур­са скри­па­чей им.Па­га­ни­ни в Ита­лии.

С фон­до­вы­ми за­пи­ся­ми фор­те­пиан­ной му­зы­ки в ис­пол­не­нии А.Г.Та­ту­ля­на мож­но поз­на­ко­мить­ся в фо­но­те­ке РАМ им.Гне­си­ных. Ду­мает­ся, бы­ло бы спра­вед­ли­во, ес­ли бы эти ма­те­риа­лы наш­ли свое место так­же в фо­но­те­ке Ко­ми­те­та ра­дио и те­ле­ви­де­ния Ар­ме­нии для оз­на­ком­ле­ния лю­би­те­лей му­зы­ки с твор­чест­вом за­ме­ча­тель­но­го ар­мянс­ко­го пиа­ниста.

 

 

P.S. Ав­тор статьи вы­ра­жает глу­бо­кую бла­го­дар­ность про­фес­со­ру Ере­ванс­кой кон­сер­ва­то­рии, му­зы­кан­ту В.В.Сар­ки­ся­ну за идею на­пи­са­ния статьи, му­зею РАМ им. Гне­си­ных и его за­ве­дую­ще­му В.В.Троп­пу за пре­достав­лен­ный ар­хив­ный ма­те­риал, кан­ди­да­ту ис­кусст­во­ве­де­ния А.Ф.Хит­ру­ку, до­че­ри Ара­ма Та­ту­ля­на Еле­не Ара­мов­не Та­ту­лян.

?>