СЪЕЗД ЗВЕРЕЙ

Пе­ре­вел Ар­мен Ке­ши­шян

 

ПРЕ­ДИС­ЛО­ВИЕ

 

Ис­хо­дя из то­го, что раз­лич­ные сооб­щест­ва лю­дей, клас­сы и сос­ло­вия, на­чи­ная с са­мых мно­го­чис­лен­ных на­ро­дов и кон­чая прач­ка­ми, по­ва­ра­ми и чистиль­щи­ка­ми обу­ви, про­ве­ли свои съез­ды и что нын­че настал их че­ред, зве­ри неот­лож­но на­ча­ли го­то­вить­ся к про­ве­де­нию свое­го, зве­ри­но­го съез­да, вне вся­ко­го сом­не­ния, край­не ак­туаль­но­го. В про­тив­ном слу­чае они поз­же не прости­ли бы се­бе, что упусти­ли ми­ну­ты пре­достав­лен­ной сво­бо­ды.

В свя­зи с этим Волк, Лис и Мед­ведь соб­ра­лись на ле­туч­ку и, изб­рав сме­шан­ный по соста­ву орг­ко­ми­тет, уста­ми Ос­ла объя­ви­ли о со­зы­ве всез­ве­ри­но­го съез­да с вов­ле­че­нием всех ви­дов зве­рей вне за­ви­си­мости от по­ла, воз­раста, клас­со­вой при­над­леж­ности и кли­ма­та мест их про­жи­ва­ния. Вы­бор де­ле­га­тов был про­ве­ден­ по чис­лу ниж­них ко­неч­ностей – чет­ве­ро­но­гие прис­ла­ли че­ты­рех де­пу­та­тов, дву­но­гие – двух.

 

 

ОТК­РЫ­ТИЕ

 

Как предста­ви­тель орг­ко­ми­те­та, за­се­да­ние отк­рыл Мед­ведь, ко­то­рый при­ветст­во­вал де­ле­га­тов, при­быв­ших из от­да­лен­ных краев. Он оста­но­вил­ся на зло­дея­ниях преж­не­го ре­жи­ма, не за­быв расх­ва­лить достоинст­ва но­во­го, а так­же под­черк­нуть на­сущ­ную необ­хо­ди­мость про­ве­де­ния съез­да. За­тем Мед­ведь пред­ло­жил пе­рей­ти к вы­бо­рам пре­зи­диу­ма и по­же­лал пос­лед­не­му уда­чи в ис­пол­не­нии своих обя­зан­ностей.

Го­ло­со­ва­нием пос­редст­вом под­ня­тия хвостов по­чет­ны­ми пред­се­да­те­ля­ми бы­ли изб­ра­ны Лев и Тигр, а настоя­щи­ми – Мед­ведь, Волк и Бык.Пер­вым сек­ре­та­рем изб­ра­ли Ли­са, вто­рым – Кро­ли­ка.

Не имея воз­мож­ности под­нять хвосты, ба­ра­ны воз­дер­жа­лись от го­ло­со­ва­ния.

Под бур­ные ап­ло­дис­мен­ты пред­се­да­тельст­вую­щий Мед­ведь под­нял­ся на ка­фед­ру, крат­ко и ем­ко оха­рак­те­ри­зо­вал осо­бен­ности те­ку­ще­го мо­мен­та и сам съезд, приз­вал всем ми­ром про­дви­гать впе­ред ве­ли­кое зве­ри­ное де­ло, на ко­то­рое упо­вает всё зве­ри­ное сооб­щест­во.

Вто­рой и тре­тий пред­се­да­те­ли, высту­пив­шие сле­дом, оста­но­ви­лись на тех же пунк­тах, и съезд пе­ре­шел к вы­бо­рам соста­ва сек­ций.

Не за­бы­ли изб­рать и конт­роль­ную ко­мис­сию из се­ми де­ле­га­тов, в функ­ции ко­то­рой в­хо­ди­ла про­вер­ка до­ку­мен­тов участ­ни­ков съез­да. Бы­ли сфор­ми­ро­ва­ны сле­дую­щие сек­ции: прос­ве­ще­ния и об­ра­зо­ва­ния, вра­чеб­но-са­ни­тар­ная, го­су­дарст­вен­ной бе­зо­пас­ности и му­зы­каль­ная.

По при­чи­не позд­не­го ча­са за­се­да­ние бы­ло зак­ры­то за пят­над­цать ми­нут до то­го, как в­то­рой раз про­пел­ пе­тух.

 

 

ЗА­СЕ­ДА­НИЕ ВТО­РОЕ

 

Пред­се­да­тель – Волк, сек­ре­тарь – Лис.

По­вест­ка дня: 1. От­чет конт­роль­ной ко­мис­сии; 2. Те­ку­щие воп­ро­сы.

Док­лад­чик: Верб­люд, ко­то­рый­ под­нял­ся на ка­фед­ру от име­ни ко­мис­сии.

 

Верб­люд. Зве­ри и пти­цы! Расс­мот­рев воп­рос ле­ги­тим­ности вы­бо­ров де­ле­га­тов во вре­мя трех своих сес­сий, ко­мис­сия от­ме­чает, что они в ос­нов­ном прош­ли сог­лас­но уста­нов­лен­ным инст­рук­циям. И тем не ме­нее в этом воп­ро­се был за­ме­чен ряд не­до­ра­бо­ток и не­до­ра­зу­ме­ний, на ко­то­рые хо­те­лось бы об­ра­тить ва­ше вни­ма­ние во из­бе­жа­ние та­ко­вых в бу­ду­щем. Так, нап­ри­мер, му­лы бы­ли изб­ра­ны по кво­там ос­лов. В дру­гом слу­чае они высту­пают как предста­ви­те­ли ло­ша­дей. Не по­ни­маю. Ве­роят­но, это не­до­ра­зу­ме­ние воз­ник­ло как следст­вие неяс­ностей в прог­рам­ме дейст­вий орг­ко­ми­те­та, где го­во­рит­ся о рав­ноп­ра­вии женс­ко­го по­ла и не­до­ра­бо­тан воп­рос сред­не­го, ко­то­рый имеет честь представ­лять досто­поч­тен­ный мул. От име­ни сред­не­го ро­да жа­ло­бу предста­ви­ла так­же тру­дя­га-пче­ла, ко­то­рая, бу­ду­чи сутью и ос­но­вой произ­водст­ва ме­да, иг­но­ри­ро­ва­на орг­ко­ми­те­том (спра­ва – возг­ла­сы одоб­ре­ния, сле­ва – нео­доб­ре­ния). Ко­мис­сия так­же расс­мот­ре­ла воп­рос участия лю­дей в ра­бо­те съез­да. Бы­ла оз­ву­че­на по­зи­ция, сог­лас­но ко­то­рой они то­же ког­да-то бы­ли жи­вот­ны­ми, од­на­ко те­перь настоль­ко от­да­ли­лись от нас и изв­ра­ти­лись, что ста­ло не­воз­мож­но под­дер­жи­вать с ни­ми ка­кие бы то ни бы­ло от­но­ше­ния. Ос­но­вы­ваясь на уве­ре­ниях од­но­го из чле­нов на­шей ко­мис­сии, а имен­но Шим­пан­зе (ко­то­ро­му лю­ди при­хо­дят­ся даль­ни­ми со­ро­ди­ча­ми и с ко­то­ры­ми до сих пор по дав­ней при­выч­ке их часто срав­ни­вают), лю­ди хоть и появ­ляют­ся на свет точ­но так, как мы, од­на­ко они не уми­рают, а под­ни­мают­ся в не­бе­са – в место, на­зы­вае­мое царст­вом не­бес­ным, и там про­дол­жают жить. У них есть ду­ша, что про­ти­во­ре­чит прин­ци­пам жи­вот­но­го ми­ра. За­тем ко­мис­сия пе­реш­ла к расс­мот­ре­нию птичьих воп­ро­сов, сам­ки ко­то­рых не при­ня­ли участия в ра­бо­те съез­да и, как следст­вие, в вы­бо­рах. Та­кое враж­деб­ное от­но­ше­ние на­ша ко­мис­сия не наш­ла ни­ка­кой воз­мож­ности объяс­нить. И толь­ко от до­маш­них кур в ко­мис­сию посту­пи­ло заяв­ле­ние, в ко­то­ром они жа­ло­ва­лись ­на по­ве­де­ние пе­ту­хов и тре­бо­ва­ли мо­но­гам­ной­ фор­мы спа­ри­ва­ния. Вос­поль­зо­вав­шись дан­ной рег­ла­мен­том воз­мож­ностью, Чай­ка зая­ви­ла, что бы­ло бы несп­ра­вед­ли­во объяс­нять от­сутст­вие са­мок птиц их враж­деб­ным наст­роем – де­ло в том, что орг­ко­ми­тет соз­вал съезд в то вре­мя, ког­да они­ вы­си­жи­вают яй­ца, а по­се­му при­нять участие в его ра­бо­тах не мо­гут.

Тут Чай­ка, взяв сло­во, ска­за­ла:

– Враж­деб­ности ни­ка­кой нет, гос­по­да, я упол­но­мо­че­на пе­ре­дать при­вет де­ле­га­там съез­да от всех са­мок.

 

(Гром­кие, про­дол­жи­тель­ные ап­ло­дис­мен­ты.)

 

Док­лад­чик про­дол­жал:

– Ры­бы уста­ми че­ре­пах объя­ви­ли, что не имеют воз­мож­ности участ­во­вать в ра­бо­те съез­да, ибо он п­ро­во­дит­ся на су­ше, и при­зы­вают сле­дую­щий съезд про­вести в во­де. Шел­коп­ря­ды про­тестуют про­тив пунк­та об участии в вы­бо­рах толь­ко тех, ко­му ис­пол­нил­ся двад­цать один год, пос­коль­ку они жи­вут все­го три дня. Они про­сят при­нять ме­ры по прод­ле­нию сро­ка их жиз­ни.

Окон­чив док­лад, Верб­люд сел. Пред­се­да­тель пре­доста­вил сло­во де­ле­га­ту от Тем­но­го ле­са – Веп­рю.

Вепрь. Гос­по­да, я про­тестую про­тив не­ко­то­рых оз­ву­чен­ных здесь тон­ких на­ме­ков в ад­рес лю­дей. Док­лад­чик от­ме­тил, что лю­ди яко­бы от­да­ли­лись от зве­рей, что они не уми­рают, а отп­рав­ляют­ся в ка­кие-то там не­ве­до­мые царст­ва, и так да­лее и так да­лее. Это не ина­че как пустые тол­ки, ре­зуль­тат не­до­ра­зу­ме­ния. А то, что у них внут­ри на­хо­дит­ся ка­кая-то там ду­ша – это отк­ро­вен­ный на­го­вор, и по­то­му я про­тестую. За свою жизнь я съел боль­ше трид­ца­ти лю­дей, и ни ра­зу ни­че­го, кро­ме мя­са, под зуб мне не по­па­да­ло. Ка­кая ду­ша? Это про­во­ка­ция со сто­ро­ны тем­ных сил, нап­рав­лен­ная про­тив нас.

Пред­се­да­тель. Гос­по­дин Вепрь, воз­дер­жи­тесь от нак­леи­ва­ния яр­лы­ков.

Вепрь (про­дол­жает). Из­ви­ни­те, гос­по­дин пред­се­да­тель, но здесь я от­чет­ли­во ви­жу проис­ки тем­ных сил про­тив нас, веп­рей. За­ве­до­мо зная, что мы не мо­жем су­щест­во­вать без че­ло­вечье­го мя­са, вы не приг­ла­си­ли сю­да ни од­но­го че­ло­ве­ка, а ба­ра­нов здесь – не счесть. А по­че­му? – яс­нее яс­но­го: ведь орг­ко­ми­тет состав­лен иск­лю­чи­тель­но из вол­ков.

Пред­се­да­тель. Друг мой, при­зы­ваю вас к по­ряд­ку.Вол­ки не мо­гут быть про­тив при­сутст­вия лю­дей, пос­коль­ку они че­ло­ве­чи­ну лю­бят да­же боль­ше, чем ба­ра­ни­ну.

 

(Ап­ло­дис­мен­ты в цент­ре.)

 

Змея. При­сое­ди­няюсь к про­тесту Веп­ря и хо­чу внести пояс­не­ние:док­лад­чик от­ме­тил еще од­но не­вер­ное по­ло­же­ние, ка­саю­щее­ся лю­дей. Буд­то пос­ле смер­ти лю­ди не ста­но­вят­ся пра­хом, как мы, а отп­рав­ляют­ся ку­да-то в дру­гое место. Гос­по­да, да­вай­те не со­вер­шать оши­бок. О том, ка­ким об­ра­зом соз­да­вал Гос­подь че­ло­ве­ка и ка­кие со­бы­тия прои­зош­ли меж­ду ни­ми впос­ледст­вии, сви­де­тельст­вует наш прао­тец Змей. Гос­подь в пос­лед­ний мо­мент ка­те­го­ри­чес­ки зая­вил Ада­му:“Прах ты и в прах возв­ра­тишь­ся”. Так что неп­риз­на­ние дан­ным съез­дом Че­ло­ве­ка­ жи­вот­ным есть, на мой взгляд, не что иное, как простое не­до­ра­зу­ме­ние. Ве­роят­но, Че­ло­век, бо­лее чем вся­кий из нас, имеет пра­во на­зы­вать­ся жи­вот­ным. Ты­ся­чу раз при­хо­ди­лось мне слы­шать, как они своих дру­зей и братьев име­но­ва­ли ос­ла­ми, иша­ка­ми, со­ба­ка­ми, вол­ка­ми и так да­лее.

Пред­се­да­тель поста­вил воп­рос на го­ло­со­ва­ние, и тре­мяста­ми пятью­де­сятью го­ло­са­ми “за” при двух “про­тив” бы­ло вы­не­се­но ре­ше­ние, что че­ло­век есть жи­вот­ное.

За­се­да­ние за­вер­ши­лось на се­ре­ди­не вто­ро­го пе­ния пе­ту­ха.

 

 

ЗА­СЕ­ДА­НИЕ ТРЕТЬЕ

 

Пред­се­да­тель – Бык, сек­ре­тарь – кро­лик.

По­вест­ка дня: 1. Чте­ние про­то­ко­ла пре­ды­ду­ще­го за­се­да­ния; 2. Док­ла­ды в об­ра­зо­ва­тель­но-му­зы­каль­ной и вра­чеб­но-са­ни­тар­ной сек­циях.

Был за­чи­тан и при­нят про­то­кол пре­ды­ду­ще­го за­се­да­ния, пос­ле че­го соб­рав­шие­ся зас­лу­ша­ли док­лад об­ра­зо­ва­тель­но-му­зы­каль­ной сек­ции.

Док­лад­чик об­ра­зо­ва­тель­ной сек­ции – Лис, внеш­тат­ный учи­тель и врач пер­на­тых, а му­зы­каль­ной – Осел.

 

Док­тор Лис. Гос­по­да, дан­ные о состоя­нии дел в сфе­ре об­ра­зо­ва­ния, по­лу­чае­мые с мест, бо­лее чем дра­ма­тич­ные. В вось­ми ра­йо­нах об­ра­зо­ва­тель­ной ра­бо­ты не ве­дет­ся вооб­ще, в дру­гих три­над­ца­ти не пре­достав­ляют­ся эле­мен­тар­ные ус­лу­ги, при­ня­тые в систе­ме дош­коль­но­го об­ра­зо­ва­ния.Су­щест­вуют­ лишь не­ре­гу­ляр­но ра­бо­таю­щие шко­лы, где мож­но го­то­вить толь­ко зве­рей. Юное по­ко­ле­ние кро­ли­ков Гор­но­топья и Хол­мок­рая ли­ше­но вся­ких об­ра­зо­ва­тель­ных за­ве­де­ний. Нет детс­ких са­дов для цып­лят и яг­нят. Ес­ли че­ло­век по име­ни Лейб­ниц ска­зал: “По­ру­чи­те мне де­ло вос­пи­та­ния де­тей, и я из­ме­ню всю Ев­ро­пу”, то я ска­жу: “По­ру­чи­те мне де­ло вос­пи­та­ния мо­ло­до­го по­ко­ле­ния зве­рей, и я пе­ре­вер­ну весь мир”.

Осел. Я неод­нок­рат­но го­во­рил о ро­ли и необ­хо­ди­мости му­зы­каль­но­го вос­пи­та­ния, вы­ра­жая со­жа­ле­ние по по­во­ду то­го, что му­зы­ка восп­ри­ни­миает­ся как за­ня­тие хо­ро­шо поев­шей осо­би. А меж­ду тем необ­хо­ди­мо петь имен­но тог­да, ког­да ты го­ло­ден. Под­вер­гаю кри­ти­ке не­ко­то­рые чуж­дые мо­ти­вы со­ловья и став­лю на вид, что та­кое по­ло­же­ние дел изв­ра­щает истин­но зве­ри­ные мо­ти­вы. И на­ко­нец,про­тестую, что та­кое от­ветст­вен­ное за­ня­тие, как му­зы­ка, взва­ле­но иск­лю­чи­тель­но на пле­чи Ос­ла.

 

Соб­ра­ние пе­ре­хо­дит к пре­ниям.

 

Ко­зел. Тут док­лад­чик го­во­рил о том, что де­ло вос­пи­та­ния на­ших ма­лы­шей долж­но быть вве­ре­но иск­лю­чи­тель­но­ Ли­су. Я от­чет­ли­во ви­жу здесь на­ру­ше­ние за­ко­на и по­пыт­ку про­ве­де­ния по­ли­ти­ки ас­си­ми­ля­ции. У нас в рас­по­ря­же­нии есть па­раг­раф из преж­ней консти­ту­ции, сог­лас­но ко­то­ро­му каж­до­му ви­ду и под­ви­ду пре­достав­ляет­ся воз­мож­ность и пра­во вос­пи­ты­вать своих де­те­ны­шей на род­ном язы­ке и по свое­му по­до­бию.

 

В та­ком же клю­че вы­ра­жают­ся Гусь, Кро­лик и Пе­тух.

 

Волк. Гос­по­да, поз­воль­те за­ме­тить, что здесь не­ко­то­ры­ми бы­ла предп­ри­ня­та по­пыт­ка по­сеять не­до­ве­рие к од­но­му из на­ших кол­ле­г – настоя­ще­му под­виж­ни­ку, ког­да шла речь об ас­си­ми­ля­ции и бы­ли выс­ка­за­ны не­ко­то­рые дру­гие зад­ние мыс­ли. Гос­по­дин Лис – один из тех сер­до­боль­ных, го­то­вых к са­мо­по­жерт­во­ва­нию дея­те­лей, ко­то­рые сде­ла­ли воз­мож­ным про­ве­де­ние дан­но­го съез­да. (В знак бла­го­дар­ности Лис топ­чет Вол­ку хвост.) И поэ­то­му я счи­таю пре­до­су­ди­тель­ным так нео­бос­но­ван­но по­ли­вать его грязью. Я при­сое­ди­няюсь к за­ко­ноп­роек­ту док­то­ра Ли­са и од­нов­ре­мен­но пред­ла­гаю ро­ди­те­лей де­те­ны­шей, от­дан­ных ему на вос­пи­та­ние, оп­ре­де­лить на ве­чер­ние кур­сы – в моем или Мед­вежьем до­ме, да­бы они постиг­ли необ­хо­ди­мые зна­ния, не­до­по­лу­чен­ные ими в школь­ные го­ды. При преж­нем ре­жи­ме это бы­ло бы просто не­воз­мож­но, пос­коль­ку оче­ви­ден был де­фи­цит до­ве­рия. А сей­час мы все – братья. (Зна­ки одоб­ре­ния со сто­ро­ны Ли­са и Мед­ве­дя.) Пе­ре­хо­дя к док­ла­ду Иша­ка…

Осел (воз­му­щен­но). Вы ос­корб­ляе­те ме­ня, гос­по­дин, ме­ня зо­вут не Ишак, а Осел! Поп­ро­шу быть кор­рект­ным в вы­бо­ре вы­ра­же­ний.

Волк. Из­ви­ни­те, гос­по­дин Осел, я нис­коль­ко не хо­тел вас ос­кор­бить. Про­шу про­ще­ния…­ Так вот, пе­ре­хо­дя к док­ла­ду Ос­ла, хо­чу от­ме­тить, что тяж­кую­ за­бо­ту о му­зы­каль­ном­ вос­пи­та­нии и в са­мом де­ле несп­ра­вед­ли­во взва­ли­вать иск­лю­чи­тель­но на его пле­чи. Я пред­ло­жил бы то­ва­ри­щу Мед­ве­дю внести свой скром­ный вклад в это де­ло. А что ка­сает­ся склоч­ной ро­ли Со­ловья, о ко­то­рой не мо­гу выс­ка­зать мне­ния, ибо з­десь я не­ком­пе­тен­тен, то со своей сто­ро­ны пред­ла­гаю, что­бы Осел, Пе­тух и Ле­бедь, как су­щест­ва близ­ко стоя­щие к му­зы­каль­но­му ис­кусст­ву, об­су­ди­ли этот воп­рос и предста­ви­ли ре­зуль­та­ты об­суж­де­ния на расс­мот­ре­ние соб­ра­ния. (Соб­ра­ние вы­ра­жает сог­ла­сие.)

 

За­се­да­ние за­кон­чи­лось, ког­да пе­тух про­пел в тре­тий раз.

 

 

ЗА­СЕ­ДА­НИЕ ЧЕТ­ВЕР­ТОЕ

 

Пред­се­да­тель – Мед­ведь, сек­ре­тарь – Лис.

По­вест­ка дня: 1. Док­ла­ды вра­чеб­но-са­ни­тар­ной сек­ции и сек­ции го­су­дарст­вен­ной бе­зо­пас­ности.

Док­лад­чи­ки: вдо­вая гос­по­жа Кош­ка и досто­поч­тен­ный Ко­зел.

 

– Вра­чеб­но-са­ни­тар­ный воп­рос, – лиз­нув ла­пу, на­ча­ла Кош­ка, – тес­но свя­зан с чистоп­лот­ностью. Тут сооб­щест­во лис жа­лует­ся на то, что ку­ры постоян­но ко­по­шат­ся в по­мой­ке и по­то­му ли­сы, из чувст­ва брезг­ли­вости, не мо­гут есть ку­ри­ное мя­со. Мно­го лис по­мер­ло от за­раз­ных бо­лез­ней, выз­ван­ных мя­сом не­чисто­плот­ных кур и дру­гих до­маш­них птиц. Спи­сок жертв п­ри мне, но за­чи­ты­вать его счи­таю неу­мест­ным.

Оле­ни заяв­ляют, что вол­ки, мед­ве­ди и веп­ри за­частую ис­поль­зуют зе­ле­ные по­ля­ны д­ля тра­пе­зы, тем са­мым пач­кая ог­ром­ные лес­ные угодья и де­лая их неп­ри­год­ны­ми. Эти и по­доб­ные жа­ло­бы при­во­дят на­шу ко­мис­сию к зак­лю­че­нию, что де­ло обес­пе­че­ния чисто­ты пол­ностью заб­ро­ше­но.

Во вре­мя пре­ний про­тив чисто­ты высту­пи­ла свинья, ко­то­рая меж­ду про­чим зая­ви­ла:

– Уста­но­вить чисто­ту на зем­ле оз­на­чает по­шат­нуть ос­но­вы, на ко­то­рых зиж­дет­ся жизнь свиньи.

Пос­ле дол­гих спо­ров бы­ло ре­ше­но не на­чи­нать ра­бот по на­ве­де­нию чисто­ты сра­зу, а про­во­дить их посте­пен­но, поэ­тап­но, что­бы тре­бо­ва­ние сви­ней не бы­ло проиг­но­ри­ро­ва­но.

Под шквал ап­ло­дис­мен­тов к ка­фед­ре вы­шел Ко­зел.

До то­го как дать ему сло­во, пред­се­да­тель в нес­коль­ких сло­вах предста­вил соб­рав­шим­ся это­го достой­но­го дея­те­ля. Он, в част­ности, от­ме­тил:

– Имею честь предста­вить вам убе­лен­но­го се­ди­на­ми Коз­ла, ко­то­рый всю свою жизнь пос­вя­тил де­лу прев­ра­ще­ния хищ­ных и ди­ких жи­вот­ных в мир­ных тра­вояд­ных. Его бра­то­лю­би­вые про­по­ве­ди зву­ча­ли в аф­ри­канс­кой глу­ши и ин­дийс­ких ле­сах, и они бу­дут зву­чать, по­ка он жив. Вы­ра­жаем вам на­ше глу­бо­кое ува­же­ние.

Ко­зел. Я при­шел к вам из даль­них восточ­ных зе­мель. Обо­шел весь мир, ви­дел нес­лы­хан­ные зло­дея­ния и беск­рай­нюю ни­ще­ту. И, ус­лы­шав заяв­ле­ние мое­го ку­ма Ос­ла по по­во­ду съез­да, спе­шу под­нять пе­ред ва­ми воп­рос о гро­зя­щей нам опас­ности со все­ми вы­те­каю­щи­ми от­сю­да жут­ки­ми пос­ледст­вия­ми.

Гос­по­да, тра­вояд­ное сооб­щест­во под­вер­гает­ся систе­ма­ти­чес­ким го­не­ниям и унич­то­же­нию. Оно в предд­ве­рии ис­чез­но­ве­ния: де­те­ны­шей их раз­ры­вают на части, ста­ри­ков зверс­ки ре­жут но­жа­ми. Я лич­но был сви­де­те­лем, как рва­ли на части ко­зу с тре­мя ее доч­ка­ми. (Возг­ла­сы “смерть зверью!”). Ут­верж­дать, что все это – пло­ды преж­не­го ре­жи­ма, бу­дет не­вер­но, рав­но как и не­вер­но бу­дет ут­верж­дать, что при но­вом бу­дут за­бы­ты ста­рые под­хо­ды. Мне по­ка­зы­ва­ли сле­ды зверст­ва, имев­ше­го место все­го лишь во­сем­над­цать дней на­зад, ког­да на зем­ле уже во­ца­ри­лись сво­бо­да и братст­во. Гос­по­да, я заяв­ляю, что по­доб­ным слу­чаям не бу­дет кон­ца, по­ка жи­вы, по­ка по зем­ле еще хо­дят кро­во­жад­ные Волк, Мед­ведь и Вепрь. (Шум.)

Пред­се­да­тель. Поп­ро­шу, ува­жае­мый гос­по­дин, не ка­сать­ся лич­ностей. Го­во­ри­те об­що, и мы сог­ла­сим­ся с ва­ми.

Волк (с места). Он дол­жен подт­вер­дить ска­зан­ное фак­та­ми. Тре­бую сло­ва!

Пред­се­да­тель. Сло­во пре­достав­ляет­ся вам, гос­по­дин Волк.

Волк. Преж­де все­го вы­ра­жаю свое удив­ле­ние в свя­зи с тем, что не­кий про­по­вед­ник здесь поз­во­ляет се­бе сеять сму­ту, и это при том, что он приз­ван ис­пол­нять ми­рот­вор­чес­кую мис­сию.Не мудрст­вуя лу­ка­во он диск­ре­ди­ти­рует но­вые по­ряд­ки, заяв­ляя, что при но­вом ре­жи­ме зверст­ва п­ро­дол­жают­ся и при­во­дит все­го один-единст­вен­ный факт. Этот факт из­вестен и мне. Сло­ва Коз­ла-­не­до­ра­зу­ме­ние: во­сем­над­цать дней на­зад, ког­да слу­чи­лось пос­лед­нее зверст­во на зем­ле, сво­бо­да еще не бы­ла дек­ла­ри­ро­ва­на. Но­вые по­ряд­ки во­ца­ри­лись в ночь на тре­тий день те­ку­ще­го ме­ся­ца, за полс­ро­ка до третье­го пе­ния пе­ту­ха. Это факт; ес­ли нуж­но – про­верь­те.

Пред­се­да­тель. Гос­по­да, мне то­же ду­мает­ся, что досто­поч­тен­ный док­лад­чик предста­вил фак­ты в приук­ра­шен­ном ви­де, а со­бы­тия – преу­ве­ли­чен­ны­ми. Отк­ры­то заяв­ляю, что меж­ду тра­вояд­ны­ми и хищ­ни­ка­ми враж­ды нет. Они на­ши братья. То, что их раз­ры­ва­ли на части, не де­ла­лось с целью за­му­чить или ли­шить их по­томст­ва, – просто один из на­ших хищ­ни­ков, про­го­ло­дав­шись, по не­до­мыс­лию, слу­чай­но, без вся­кой не­на­висти съел од­но­го из тра­вояд­ных на­ших братьев. Од­на­ко при­во­дить в при­мер та­кие част­ные слу­чаи и де­лать на их ос­но­ва­нии обоб­ще­ния, иг­рая та­ким об­ра­зом с име­нем и честью все­го ви­да, – это­го поз­во­лить я не мо­гу.

Ко­зел (с места). Это ни­коим об­ра­зом не част­ный слу­чай. При­пом­ни­те, что вы ели ут­ром?

Пред­се­да­тель. Ес­ли вас ин­те­ре­сует мой завт­рак, то знай­те, что я, гос­по­да, уже не­де­лю как по­щусь. Я дал обет. Но как это не­так­тич­но – спра­ши­вать о том, кто что ест.

Пос­ле дол­гих спо­ров и об­суж­де­ний на го­ло­со­ва­ние ста­вит­ся два за­ко­ноп­роек­та: пер­вый, состав­лен­ный фрак­цией хищ­ни­ков, поста­нов­ляет: “Ни один зверь не имеет пра­ва по­жи­рать ка­кое-ли­бо жи­вот­ное… ес­ли он сыт”. Про­тив­ная фрак­ция взы­вает: “Съезд зап­ре­щает ка­кое бы то ни бы­ло на­ру­ше­ние неп­ри­кос­но­вен­ности лич­ности. Да здравст­вует сво­бод­ное братст­во зве­рей!”

Под бур­ные и про­дол­жи­тель­ные ап­ло­дис­ме­ны при­ни­мает­ся вто­рой за­ко­ноп­роект, и съезд объяв­ляет­ся зак­ры­тым. Ве­че­ром, с наступ­ле­нием су­ме­рек, каж­дый зверь ушел к се­бе в лес, уно­ся с со­бой прият­ные впе­чат­ле­ния от съез­да.

 

 

ПОС­ЛЕС­ЛО­ВИЕ

 

Бы­ла пол­ночь, ког­да де­ле­гат Волк за­шел в по­кои своей “сест­ры” Ов­цы – на­вестить.

– Сест­ри­ца, – на­чал он неу­ве­рен­но и застен­чи­во, – об од­ном хо­чу поп­ро­сить те­бя, но стес­няюсь, ибо прось­ба моя про­ти­во­ре­чит ре­ше­нию,при­ня­то­му съез­дом… Я, бе­зус­лов­но, ува­жаю­ ре­ше­ние съез­да, всем серд­цем люб­лю те­бя – дай по­це­лую твои лап­ки, что­бы ты осоз­на­ла, что нет в моем серд­це зла про­тив те­бя. Но…

– Отк­рой свою ­ду­шу, до­ро­гой мой бра­тец, че­го тут стес­нять­ся? – отоз­ва­лась но­вояв­лен­ная сест­ра.

– Я из­не­мо­гаю от го­ло­да, в гла­зах му­тит­ся, как хо­чет­ся есть. Ведь ты не хо­чешь, что­бы я умер?

– Ах, не при­ве­ди Гос­подь, что ты та­кое го­во­ришь!..

 

– Зна­чит, поз­воль мне нем­но­го… по­ку­шать те­бя…

?>