ДАЛЬ И БЛИЗЬ

Перевел Гурген Баренц

 

МУЗЫКАНТ

 

Давно мое занятие известно:

Свой выбор сделал не моргнув, в момент.

Тот, кто открыл мне двери в мир чудесный,

Мне подарил волшебный инструмент.

 

Он ноты разложил передо мною,

Чтоб я исполнил что-нибудь для вас.

Играю необученной рукою,

Я научусь – придет мой звездный час.

 

И тот, кто чудо музыки открыл мне,

Мне сказочную арфу подарил.

Я тронул струны – и расправил крылья

И над минувшим смело воспарил.

 

И расцветают перед нашим взглядом

Дороги, по которым нам идти.

И чувства наши оказались рядом,

Не помышляя об ином пути.

 

И перед нами жизнь восходит снова,

К сердцам влюбленным слух склоняя свой.

Играю я. Плачу судьбой и кровью:

Ты, чудо-арфа, – крест извечный мой.

 

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

По бесконечной вьющейся дороге,

По кручам и ступеням облаков

Взбираясь вверх и в кровь поранив ноги,

Сюда добрался я. Смотрите – жив-здоров.

 

Я стал тщеславен, растерял в гордыне

Своих немногих близких и друзей.

С утратой не смирился я поныне.

Друзья, я каюсь в глупости своей.

 

Оставив день минувший с настоящим,

Ушел я от житейских передряг.

Смерть в своей келье факелом горящим

Светила мне и подавала знак.

 

Она за мною шла, слова шептала -

Мне не постичь их дьявольскую суть.

Меня в бреду горячечном застала

И все звала с собою в дальний путь.

 

По бесконечной вьющейся дороге,

По кручам и ступеням облаков

Взбираясь вверх и в кровь поранив ноги,

Вернулся я. И вот я с вами вновь.

ЧТО ЭТО ЗА СИЛА

 

Не слышал я в свой самый трудный час

Ни слова утешенья или ласки.

Но что это за сила каждый раз

Влечет меня неодолимой властью?

 

Ну что это за сила держит нас

Своей магической, магнитною улыбкой?

Но все, что смог увидеть я хоть раз,

Я жизнью звал – изменчивой и зыбкой.

 

Но все, что смог увидеть я хоть раз,

Я сердцем очень плохо понимаю.

Ну что за сила, боже, держит нас?

Я в гуще жизни или где-то с краю?

 

Я в гуще жизни или в стороне?

Своей мне тайны жизнь не приоткрыла.

Ну что за сила помогает мне,

Который ничего понять не в силах?

 

 

УЖЕ НИКОГДА

 

Не встретимся мы больше. В добрый час!

Не будем тешиться надеждой воскресенья.

Не знаем мы с тобой цены спасенья.

Наш старый мир не сблизит больше нас.

 

Жизнь упорхнула пестрым мотыльком,

Нас одарив блаженным, скудным прошлым.

Нам было мало этой хлебной крошки,

Но миг блеснул и скрылся за холмом.

 

Не встретимся. Не будем тосковать.

Не будем знать, что дали пахнут гарью.

Кто победил?.. Не будет рыжий парень

Души своей бумаге предавать.

ВОДОВОРОТ

 

Вода приходит и уходит,

Отсчитывает день за днем...

И в ясный день, и в непогоду

Спешу за ней ее путем.

 

И я лечу, подобно птице,

И бесконечен мой полет,

И нет преград, и жизнь струится

И чистым голосом поет.

 

Тысячелетняя эпоха

Соединяет даль и близь...

Я здесь лечу, мне здесь неплохо,

Хотя я знал другую жизнь.

 

Взмываю ввысь, срываюсь в пропасть,

Мои – лишь жизнь да два крыла.

И сердцу – так легко, так просто,

И счастье – близко, боль – светла.

 

 

ПОЭТ

 

Человек пришел из дальних мест

И говорил,

Что он уже все перевидел.

Он был печален,

Потому что потерял в дороге

Все свои песни.

Был печален -

Песен, сочиненных в дороге,

Также не мог он петь.

 

Он говорил, что пришел сюда,

Чтобы проникнуть в людские души,

Но на плечах у него

Была дорожная пыль,

А у него уже не было сил

Стряхнуть эту пыль с себя.

И поскольку он пришел из дальних мест,

И поскольку он очень устал,

Он на землю присел,

Чтобы чуточку передохнуть,

Но запах земли

Был настолько родным и знакомым,

Да и тело его

Так сильно отяжелело,

Что он смешался с землей.

 

 

СМЕРТЬ

 

Средь радостей или напастей

Плывём, на берег выплываем;

Нас ловит смерть огромной пастью,

Всегда врасплох нас заставая.

 

И мы сдаёмся ей на милость -

Счастливые или не очень.

Смерть против Бога ополчилась:

Везде следы её и почерк.

 

 

ЗАКОНЧИЛОСЬ

 

Всегда от солнца светлого рождались

Мечты несовершенные мои.

Хорошими солдатами не стали,

Теперь вот в генералы метим мы.

 

Душа не стала стержнем и основой,

Бессмысленною жертвой лишь была…

Вопрос извечный вновь звучит, как новый;

Бежим за ним, кусая удила.

 

Мы снова всё врагам своим простили;

Ложь в них живёт, и зависть, и навет.

Мы нашу злобу ветру подарили,

 

В нас злобы нет. В нас больше злобы нет.

?>